Вход

Логин
Пароль
Войти используя свой аккаунт в социальной сети

Регистрация

Логин
пароль




Зарегистрироваться используя свой аккаунт в социальной сети

Новости

05.11.2002 16:48

Читаешь ли прессу, идешь ли по лесу,Глотаешь ли в баре шартрез, -На каждом шагу интерес интересуКидается наперерез.

Читаешь ли прессу, идешь ли по лесу,

Глотаешь ли в баре шартрез, -

На каждом шагу интерес интересу

Кидается наперерез.

Когда ж интересы столкнутся так тесно,

Что все мы взлетим до небес, -

Нам будет, наверно, узнать интересно:

А чей это был интерес?

(Леонид Филатов)

Неувязки и противоречия, раздиравшие с недавних пор Законодательное собрание, перешли из количественного состояния в качественное: последнее пленарное заседание ознаменовалось скандалом. Скандал этот тем более опасен, что чреват самыми пагубными последствиями. Первую «ласточку» мы уже имеем – с прошлого четверга наша область существует без соответствующего реальным условиям главного финансового документа: изменения в бюджет текущего года приняты не были.

Заседание шло себе потихонечку, депутаты со свойственной им антагонистичностью принимали в собственном варианте несогласованные с руководством области поправки в проект закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Ивановской области «Об областном бюджете на 2002 год» (принятый ранее в первом чтении), и ничто не предвещало проблемы. Однако уже перед самым голосованием поднялся депутат Вальков и в порядке чисто ознакомительном огласил часть расходных статей из губернаторского резервного фонда.

Из тех трат, что были громко озвучены, обратили на себя внимание 22 тысячи рублей на компьютер клубу «Деловая Женщина», 100 тысяч – на премирование сотрудников главного областного финуправления, а также многочисленные квартиры, выделявшиеся вичугскому мэру Ступину (партийному соратнику губернатора). Народные избранники зашумели, словно сами бездомные и денег не получают, и устами депутата Кабанова провозгласили: «Свинство полное». И только депутат Мельников выступил в том духе, что вместо демонстрации праведного возмущения большинству законодателей было бы уместнее себя отшлепать: именно депутаты в свое время отдали исполнительной власти полномочия тратить определенную – и немалую часть - денег по факту, без предварительного согласования, и лишь позднее отчитываться за них. Даже не отчитываться, а констатировать факт траты.

Однако вместо того, чтобы виноватых в зеркале искать, заседатели проголосовали по изменениям в бюджет, и результат получился весьма кудрявым: 16 человек - «за», 6 – против и 5 воздержались (всего же в зале было три десятка с лишним народных избранников). Возникла неловкая пауза, после чего случилось то, что случается всегда в подобных случаях: раздались намеки на переголосовку. Депутат Сироткин призвал «уважать собственные решения и рассмотреть в следующий раз», депутат Аверьянов заявил, что нельзя «ронять себе на ногу топор, так как бюджет – вещь серьезная», надо переголосовать. Депутат Шутова предложил рассмотреть бюджет отдельно на следующий день, а депутат Соловьев не постеснялся объявить, что несколько человек попросту манкируют своими прямыми обязанностями, то есть не голосуют.

Начали голосовать по очереди за все поступившие предложения и все аккуратно провалили (уже после заседания в кулуарах бродили два мнения: что бюджет провалили сторонники выделения денег на аэропорт, дабы иметь официальную возможность вернуться к вопросу в сто первый раз, и что голосовали против из чистого принципа «городские» депутаты, то есть избранные по ивановским округам, – потому что из 170 дополнительных миллионов городу перепало лишь 18). Пока длился этот сыр-бор, искреннего сочувствия заслуживал лишь один человек – начоблфин Грузнов. Он, натурально, понять не мог, что происходит. А когда осознал весь трагикомизм положения, поднялся и произнес медленно и внятно, как для больных: «С сегодняшнего дня я не имею права финансировать ни дополнительные зарплаты, ни закупку топлива… Пусть журналисты знают!»

У журналистов тем временем вспотели ручки в ручках. Снова первым сориентировался депутат Мельников: услышав, как ряд коллег уверяет, что голосовали, причем «за», а результаты показывают иное, он побежал по рядам собирать подписи с исправлениями, ругая электронную систему голосования. Система эта в тот день уже выдавала занятные итоги: например, 29 голосов за, 1 против, резюме – не принято, - но никто на это особого внимания не обратил. Как и на то, что в начале повестки значился доклад депутата Нуждина, председателя комиссии по контролю за использованием системы голосования, о готовности оной к работе. Таковой доклад вносился в повестку не впервые, но, поскольку Владимир Николаевич не баловал коллег присутствием, до сих пор заслушан не был. В «день икс» депутат явился, но не докладывал. Так что система свинячила. И, по идее, любое из принятых 31 октября решений могло быть оспорено.

Тем не менее этого не случилось, и, покуда депутат Мельников пытался реанимировать ситуацию, перешли к следующему вопросу – о заместителе председателя Законодательного собрания. Дух скандальности витал над ним задолго до начала заседания. Дело, во-первых, в том, что у председателя ЗС Гришина уже есть заместитель - депутат Ковалева. А в регламенте ничего не сказано о втором заме. Правда, над регламентом есть более серьезный документ – устав, и в нем говорится, что председатель может иметь заместителя либо заместителей. Но для того, чтобы этих заместителей было несколько, необходимо внести изменения в регламент. А об этом и речи не шло. Просто «группа депутатов» выступила с инициативой. Только дело в том, что инициатива эта должна исходить лишь от самого председателя. Вот ему и предложили совсем недвусмысленно ее проявить.

Кто предложил? Да понятно кто – недавно «оформленная» промышленная группа, созданная, как уже сообщала пресса, не без скрытой инициативы главы области, недовольного тем, что законодатели ведут себя чересчур, на его и ряда его заместителей (особенно первых) взгляд, фривольно. Принятие ряда «жизненно важных» (по мнению обладминистрации) и жизненно опасных (по разумению других, не менее серьезных людей) решений откладывалось, а то и вообще срывалось силами депутатов. Независимый и ершистый характер собрания третьего созыва (на мой взгляд, самого интересного и работоспособного из всех – пока) сильно портил нервы власти исполнительной. Для принятия тех решений, каких надо, и было сгруппировано депутатское большинство - 18 человек, которого вполне достаточно для блокировки чего угодно. Но… не хватает для проталкивания своих вариантов.

Почему не хватает? Просто депутаты и впрямь подобрались довольно независимые, неглупые, к тому же в интригах искушенные. И ни о какой мало-мальски мощной коалиции речь не идет, потому как и идти не может – у каждого свой интерес. Личный. Для кого-то эта «личностность» подразумевает не что иное, как учет интересов избирателей. Для другого – отстаивание интересов своего предприятия. Для третьего – следование «руководящей и направляющей» длани третьих лиц, помогавших с выборами. И поступаться этими интересами одни не считают нужным, а другие просто не в состоянии.

Однако все эти люди были поставлены в условия, когда вместо нормальной работы их вынудили заниматься политиканством. Ниточка, на которой кукловоды подвесили фигуры, у каждого своя: разделение убеждений, желание подняться повыше и получить побольше, стремление сохраниться, чтобы «не было хуже», банальный страх. И, если первые и вторые понимают и принимают все решения так называемой промышленной группы, то третьи и четвертые входят в нее чисто номинально, а действовать предпочитают исподтишка. Вычленить каждого, конечно, можно; вопрос в том - а стоит ли? Все равно от перемены мест слагаемых в ЗС сумма не меняется. Хоть сумма денег на аэропорт, хоть сумма голосов в поддержку нового прокурора.

Но вернемся к теме заместителя. Председатель ЗС Гришин долгое время ассоциировался у многих с бледной тенью губернатора, снизу вверх смотрящей на главу области, и исполняющей чисто представительские функции по вручению грамот. Наиболее невоздержанные на язык называли его за глаза серой мышью, не знающей, что делать даже с собственным хвостом. Однако бытовало и другое, гораздо более узкое мнение: Владимир Сергеевич – человек а) смышленый, б) политически грамотный и в) независимый, поскольку имеет за собой мощную поддержку. Он, придет момент, сообразит, с какой стороны стукнуть кулаком по столу.

Момент пришел. Г-н Гришин, надо полагать, сообразил, что никто специально не уточняет, о втором заместителе идет речь или же просто о замене первого и единственного. То, что зампред Ковалева является партийной соратницей губернатора и его верной сподвижницей на прошлых выборах, а потому якобы не может по его скрытой инициативе быть снята, мало кого обмануло. Наталья Львовна (подобно, например, начальнику облсоцуправления Галине Штепа) относится к ряду простых коммунистов с убеждениями, которыми поступаться не собирается и периодически имеет смелость об этом заявлять в любое лицо, хотя не публично и без скандала. А то, что она вряд ли способна согласиться со многими принимаемыми нынче на областном уровне решениями – факт. Депутат Коньков, коего прочат на пост заместителя, с этой точки зрения намного гибче, а значит, предпочтительней. К тому же за его спиной мощный текстильный альянс, отдельные представители которого плотно взаимодействуют с отдельными представителями обладминистрации.

Председатель ЗС Гришин своим поведением однозначно дал понять, что просто так скушать своего заместителя Ковалеву не позволит. Более того, он недвусмысленно продемонстрировал, что, не возражая против кандидатуры депутата Конькова, он протестует против того, чтобы эту кандидатуру ему заколачивали в горло молотком. Не забыв о своем праве предлагать второго зама, Владимир Сергеевич предложил «группе депутатов» рассмотреть вопрос на следующем заседании. После чего они попросили о перерыве для совещания, каковой и был объявлен на час.

А пока депутаты совещались, интересно было прояснить следующую особенность их инициативы. В канун заседания, 30 октября, существовал листочек с подписями насчет заместителя, которых было шестнадцать. Когда автору этих строк ценою неимоверных усилий удалось получить тот же самый (казалось бы) документ 31 октября, подписей в нем оказалось пятнадцать. Депутат Денисенко (не входящий, кстати, в промышленную группу и не являющийся больше промышленником), отчего-то сильно возражавший против передачи листочка в мои руки, намекал, что неэтично, дескать, обнародовать фамилии без согласия на то людей. И я делать этого не буду, хотя этичность тут совершенно не при чем: депутат – фигура публичная, а это – не личная переписка. Меня и интересовала-то одна подпись – депутата Тихомирова, которая то появлялась, то исчезала. Сам Владислав Николаевич прокомментировать данное обстоятельство не отказался, сообщив, что «очень долго думал, размышлял, и, конечно с большим бы удовольствием видел на этом посту Чудецкого», но и против Конькова возразить ему нечего. А на следующий день, то есть в пятницу, стало известно, что бумагу подписали не 16, а аж 18 депутатов, причем не все из промышленной группы. Отсюда мораль: пока одни депутаты размышляли, другие решали, в каком виде и кому предъявлять бумаги с подписями. И любой из этих бумаг – грош цена в базарный день, поскольку понятно, в результате каких обстоятельств (вышеперечисленных) подписи появились.

Заседание тем временем двигалось к концу, хотя об этом пока не догадывались. Часовой перерыв затянулся на полтора часа, и председатель Гришин несколько растерянно взирал на пустующие места вокруг стола заседаний. Что делать с подобным хамством – когда ждут и приглашенные на обсуждение дальнейших вопросов люди, и журналисты, и депутаты, не проявлявшие инициативы в группе, – в самом деле, трудно решить сразу. Однако председатель собрания принял единственно верное решение: поскольку перерыв был окончен, он попросил депутатов зарегистрироваться. И кворума не оказалось.

А раз не оказалось кворума, остался непринятым и законопроект об изменениях в бюджет (хотя в перерыв необходимые поправки к итогам голосования были внесены, их никто не мог объявить и постановление на сей счет не принималось). Finita.

После роспуска собрания его председатель Гришин и неудавшийся пока заместитель Коньков ответили на вопросы журналистов. В данный момент интересен один: поскольку зампредседателя работает на постоянной основе, а г-н Коньков управляет текстильной фабрикой (поговаривают, уже несколькими), то как же в случае своего избрания он намерен поступить? Павел Алексеевич категорично заявил, что основную работу оставлять не собирается, так как до сих пор являлся одним из наиболее активных, обязательных депутатов (и это чистая правда) и рассчитывает справляться и впредь. А регламент… Что ж, его и переписать можно. Вот только еще один возникает вопрос: не много ли треску ради одного заместителя?

Если кто говорит, что непринятые изменения в бюджет и распущенное собрание – вина председателя Гришина, неправда. Это вина тех депутатов, которые в угоду собственным интересам заставили полчаса себя ожидать, продемонстрировав полное пренебрежение к коллегам, приглашенным, журналистам и избирателям. Многих ожидавших интересовала проблема отзыва председателя: депутаты вправе, набрав девять желающих, выдвинуть инициативу по смещению своего «старшего товарища». Этого не произошло и вряд ли произойдет: девять-то человек наверняка наберется, но для смещения этого мало. Голосование все равно будет проходить в лучших традициях ЗС: кто-то кнопку «забыл» нажать, кто-то нажал, но не тогда, кто-то не нажимал, но на самом деле «за» (или «против»). И, главное, о чем необходимо помнить депутатам: все тайное, как говорил писатель Драгунский в «Денискиных рассказах», всегда становится явным. Вот так поинтригуешь, поголосуешь, а потом глядь – «дяденька, а на дяденьке шляпа, а на шляпе – наша каша». То есть ваша каша, господа депутаты.

И последнее. Много сейчас говорят, что губернатор сотоварищи захотел раскола в ЗС, и он его получил. Одна промышленная группа чего стоит. Последнее заседание показало, что ничего эта группа не стоит – с точки зрения результативности. И об этом говорилось выше. А вот о чем еще никем и нигде не говорилось, так о том, что не обязательно раскол как таковой был целью представителей исполнительной власти. Вероятнее всего, им просто достаточно было устроить показательный фарс с обнажением сущности депутатских личностей и превратить собрание в птичий базар, в котором за визгом, скрежетом и летящими во все стороны пухом и перьями избирателя-то совсем забыли. Журналисты в таком случае, был расчет, так же тупо все это побоище на птичьем дворе и опишут, и покажут. А на носу уже снова плеяда выборов, а в область уже опять потихоньку ступает нога столичной компании, организовавшей прошлую губернаторскую кампанию, а для них такая всеобщая дискредитация и при том абсолютно «забесплатно» - одно удовольствие. И наплевать, в целом, на всякие там решения.

Мария Ауге

«Иваново-Вознесенск»



  • оцените новость:
  • (0)
  • 754
  • 0

Комментарии (0)

Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии
Логин
пароль
Войти используя свой аккаунт в социальной сети
Или пройти стандартный процесс регистрации